Экспедиция
в Лобню
отряд из клуба любителей интернета и общества изучает онлайн-сообщества в Лобне
Клуб любителей интернета и общества продолжает серию исследовательских поездок в города. Мы изучаем историю интернета, социальные сервисы и медиа, онлайн-практики горожан. Недавно мы съездили в большую экспедицию в Воронеж и узнали, как там появлялся интернет, как распространялся, как становился бизнесом, и кто им пользуется сейчас. Вот тут — блог воронежской экспедиции, посмотрите, как это было.

Мы хотим узнавать и про другие города. Поэтому мы придумали формат летней мини-экспедиции — это поездка на несколько дней в подмосковный город. Первым таким городом стала Лобня. У нас были два главных вопроса: как функционируют локальные онлайн-сообщества, и как взаимосвязаны онлайн- и офлайн-практики коммуникации, направленные на развитие инициатив/бизнеса в городе.

Экспедиция в Лобню была одновременно исследовательской и отпускной. Мы не только брали интервью, но и гуляли по городу, смотрели по сторонам, посетили несколько местных заведений.
Наша команда
Роман Абрамов
социолог, кандидат наук, доцент факультета социальных наук Высшей школы экономики, житель Лобни
Полина Каминская
студентка философско-социологического факультета РАНХиГС
Олеся Клюшина
социолог, культуролог, исследователь ВШЭ
Андрей Павлов
культуролог, преподаватель РГГУ
Кристина Попова
социолог, аспирантка Высшей школы экономики
Евгения Суворина
выпускница факультета медиа-коммуникаций Высшей школы экономики
Лёня Юлдашев
координатор клуба любителей интернета и общества
Мы приехали в Лобню на электричке. Удивительное дело: контролеры в электричке, подходя, вежливо здоровались, и, проверив билеты, желали пассажирам доброго пути. Создавалось ощущение, что поезд везет тебя в пригороды не Москвы, а Лондона. Виды за окнами были весьма противоречивыми: Москва оставалась позади, вместе с половиной дороги до Лобни, и пассажиры могли наблюдать мрачные «коробки» и колючие заборы промзон, растворяющиеся в живописных картинах летнего, одноэтажно-дачного Подмосковья и манящих волнах клязьминского водохранилища. Полчаса пути — и мы на вокзале Лобни.

Олеся Клюшина
Первое дело — экскурсия по городу, которую провел Роман Абрамов, социолог и житель Лобни. Мы посмотрели на пешеходную улицу длиной 500 м., городской парк, район «Красная поляна», узнали историю города и его социально-экономические особенности. И еще мы заметили, что между домами висят интернетные провода.
Лобня — это вынужденный город, который задумывался в середине прошлого века как место жилья для технического и летного персонала Шереметьево, но теперь стал среднеудаленной субурбией Москвы с расщепленной городской идентичностью и фрагментированным пространством. Почти все, чей самолет шел на посадку в Шереметьево видели Лобню из иллюминаторов, но мало кто бывал здесь. Главным качеством городской жизни стали чудовищные пробки на выезде и въезде в город в часы пик, а также быстрый рост населения на фоне строительного бума последнего десятилетия. Лобня — это типичный город московской агломерации, с социальной и культурной инфраструктурой, работающей на пределе ресурса, активной миграцией и судорожными попытками городских властей выдать декоративное благоустройство за решение накопленных проблем.

Роман Абрамов
Что мы узнали об онлайн-сообществах
Крупные группы и паблики жителей Лобни (от 1000 до 20000 участников) мы обнаружили в трех соцсетях — в Одноклассниках, во ВКонтакте и на Facebook'е. Поговорить нам удалось с администраторами групп лишь в двух последних, хотя, по их словам, в Одноклассниках тоже есть несколько групп с большим количеством участников.

Администраторы
Фигура администратора в каждой из групп очень важна — часто это человек или группа людей, которые известны в городе не только как виртуальные персоны. Например, администратор группы «Лобня в Фейсбуке» — зам.главы местного совета депутатов, администратор паблика «Лобня. Мнения» баллотировался в народные избранники. В статусе посредников между властями и жителями, администраторы часто общаются с участниками групп и другими пользователями из Лобни не только публично, но и в личной переписке. Например, помогают им решать их частные проблемы, если пользователи по каким-то причинам не готовы поделиться ими в группе.

Онлайн-сообщества или городские медиа?
Если попытаться дать сетевым группам Лобни какое-то общее определение, то в первую очередь их можно назвать «низовыми городскими медиа» и лишь во-вторую — онлайн-сообществами. Их главная роль — агрегаторы городских новостей: отбор и перепосты материалов городских и областных медиа (интернет-изданий и ТВ), материалов пресс-служб городской и областной администрации, публикация сообщений местных жителей. Хотя сознательно с другими городскими медиа ни одна из групп не конкурирует и на то, чтобы стать полноценным СМИ, не претендует.

Социальные сети как «жалобная книга»
Свою вторую, но не менее важную функцию городские сетевые группы в Лобне приобрели не сразу. В какой-то момент каждая из них превратилась в канал обратной связи с городской и областной администрацией. Это функция пабликов, о которой говорил каждый из трех наших респондентов и которую, судя по публикациям в группах, хорошо понимают городские жители и чиновники. Фактически каждая из групп в той или иной степени дублирует работу сервиса «Добродел», подмосковной сетевой платформы по сбору жалоб на ЖКХ и благоустройство, аналогичного сервису «Активный гражданин» в Москве. При этом в группах используются разные механизмы связи с администрацией, которые могут работать эффективнее официального «Добродела». Например, в самой крупной группе Лобни в сети ВКонтакте жалобы пользователей сначала направляются в горадминистрацию. В группе «Лобня. Мнения» жалобы отправляются в «Добродел» и в правительство Московской области, внимание которой мотивирует городскую администрацию. Правда, говорят, это случается редко, в то время как группа «Лобня» имеет прямую связь с администрацией города.
Надо понимать, что из интерактивного канала коммуникации между властью и жителями Подмосковья «Добродел» быстро превратился в банальный способ местных властей отвечать отписками на запросы и жалобы населения. В результате проблема может не решаться годами, несмотря на многочисленные обращения, а жители получают вежливые, но пустые сообщения от администрации о том, почему именно эту проблему решить никак нельзя. Чаще всего местные власти просто переписывают своими словами то, что им говорят в управляющих компаниях, которым лишний раз не хочется заниматься делом. Так хорошее начинание по оперативной интернет-коммуникации населения и власти стало местом для «выпуска пара» недовольного населения.

Роман Абрамов
Соцсети — это один из немногих способов, благодаря которому жители становятся «публично видимыми», в том числе для администрации, неподконтрольным для нее способом. Работу администрации с жалобами в соцсетях и проведение опросов в пабликах ВКонтакте можно рассматривать как способ работы с этим возникающим в интернете субъектом.

Городская администрация — один из основных участников интернет-пространства в Лобне. Она ведет собственные группы в соцсетях, сотрудничает с некоторыми пабликами напрямую и мониторит другие. Более важно, что она становится ориентиром, который дифференцирует группы в интернете: отношения создателей пабликов с администрацией во многом определяют различия в контенте между группами. Это работает не только в отношении крупных пабликов, но и в случае небольших групп по интересам: даже сообщество велосипедистов каким-то образом вынуждено взаимодействовать с местной администрацией.
Мы взяли интервью у Игоря Зинькова (имя изменено по просьбе собеседника), создатель паблика «Лобня» во ВКонтакте. Это главный городской паблик. Игорь создал группу (тогда еще не было разделения на паблики и группы) в 2007 году, её порядковый номер 6191. «Все создавали группы по любому поводу, были объединения однофамильцев, любителей чего-то, группы бухгалтеров. Я решил сделать городскую группу, нашел в ВК всех жителей Лобни, у кого там были аккаунты, 15 человек — и так все началось». В 2011 году с Игорем связалась руководитель отдела молодежи администрации Лобни и предложила администраторам группы поучаствовать в Дне молодежи. Игорь с друзьями устроили велопробег и начали активнее заниматься развитием «Лобни». С тех пор группа непрерывно растет. Посты пишут главным образом жители города, администраторы группы публикуют все, что относится к городской повестке и не нарушает правила группы. Так, например, когда в городе построили велодорожку, на нее стали претендовать три сообщества — велосипедисты, собаководы и родители с колясками. «Лобня» давала возможность всем заинтересованным сторонам высказаться. По словам Игоря, такие дискуссии повторяются каждый год.

Паблик читают представители городской администрации. Сейчас даже существует договоренность — когда в группу присылают пост о городской проблеме, администраторы паблика не публикуют его сразу, а пересылают в администрацию. Если те отвечают в течение суток, пост выходит с этим ответом, а если администрация молчит — пост выходит в первоначальном виде.
Вертикальная и горизонтальная коммуникация
Таким образом, общегородские сетевые группы Лобни работают в основном как двусторонний канал вертикальной связи с властью (жители — администрация и администрация — жители) и практически не используются как инструменты горизонтального гражданского взаимодействия. Активные групповые обсуждения в крупных группах обычно не приводят к формированию общего мнения или выработке решений о совместных действиях.

Обсуждения перепостов новостей о Лобне из других СМИ напоминают обычные читательские комментарии на медиаресурсах: многие городские проблемы и события обсуждаются скорее как медийные скандалы, чем как ситуации, требующие коллективных действий самих горожан. С другой стороны, подобное общение с обилием эмоций, флуда и часто понятных лишь местным жителям намеков и шуток помогает участникам этих групп обмениваться опытом, связанным с городской повседневностью, и воспроизводить «локальное знание» о Лобне.

Онлайн- и офлайн-взаимодействие
Поскольку Лобня — относительно небольшой город, офлайн-общение здесь легко перетекает в онлайн и наоборот. Это создает необычный формат поддержания порядка в пабликах. Например, чтобы избежать бана за нарушение неформальных правил в группе, можно позвонить администратору или встретиться и лично обсудить ситуацию. Создатели всех крупных местных пабликов знают друг друга лично и поддерживают офлайн-отношения с другими участниками интернет-пространства (например, с провайдерами).

Тем не менее, офлайн-связи тоже работают в основном либо на «высшем» уровне (администраторы), либо в вертикальном формате (администраторы-участники). Горизонтальное офлайн-общение между участниками городских групп в социальных сетях гораздо слабее, чем на предыдущих этапах развития интернета в Лобне (например, в 2000-е годы встречи участников местных форумов и IRC-чата проводились регулярно и собирали до 700 человек). С одной стороны, это может быть связано с тем, что опыт пользователей соцсетей отличается от опыта более ранних интернет-пользователей в принципе: исчезла потребность в развиртуализации, поскольку стерлась сама граница между онлайн- и офлайн-общением. Но с другой стороны, ни администраторы, ни активные участники общегородских групп не испытывают необходимости во внесетевом взаимодействии. Исключение составляют лобненские онлайн-сообщества, связанные с узкими интересами участников (например, сообщества велосипедистов, жителей многоквартирных домов или обманутых дольщиков).

Продолжая разговор об онлайн-сообществах, развиртуализация которых представляется необходимой и/или неизбежной, обратимся к кейсу сообщества велосипедистов города, известного как «велоКусты» (велоклуб «Кусты»), с модератором (Давид) и администратором (Ирина) которого мы встретились в Лобне.

Как рассказал Давид, переехав в Лобню и присоединившись к маленькой (в 2014 г., состоявшей всего из 3х человек) группе любителей совместных велопрогулок, ему за три года удалось стать инициатором и организатором локального, но активного велодвижения, существующего как в онлайне, так и в реале. Сегодня деятельность «велоКустов» так или иначе известна большинству лобненцев.
Появление велосообщества в Лобне — заслуга группы «Лобня» во ВКонтакте. В 2012 году мы устроили первый велопробег на День молодёжи и привлекли внимание к этому способу проводить время. В группе сформировалось небольшое сообщество любителей велосипедного спорта, они создали собственную группу Lobnya Bikers Team, и уже там появились «велоКусты».

Игорь Зиньков
Фактический организатор «Кустов» — Антон Роншаков. В 2014 году, когда Давид присоединился к сообществу, количество участников было около 450 человек. В 2015 сообщество было номинировано на премию «Наше Подмосковье». Давид развивает свой проект BikeSystem (велопрокат и велоремонт) и устраивает события вместе с «велоКустами».

читатель А.
Разрозненность районов города, «провинциальный» характер местности и недостаточно комфортная транспортная инфраструктура открывают прекрасные возможности для развития велодвижения в самом городе и рядом (в частности, в окружающих Лобню лесах и полях, связывающих её с присоединенными к городу деревнями). Вокруг инициативы, выросшей из маленькой интернет-группы, собралось значительное городское сообщество: одна из групп велосообщества в ВК, «Кусты», насчитывает более 1100 фолловеров и поддерживаются организаторами офлайн-сообщества, в событиях проекта участвуют до 200 человек.

Расширение аудитории/участников сообщества как в реальном, так и в виртуальном пространстве происходит параллельно. Этому способствует расширение офлайн-велопрактик. Они бывают рекреационные (регулярные совместные велопрогулки и походы, выезды в другие города), бизнесовые (велоремонт и тематический онлайн-магазин, организованные при сообществе), практики гражданских инициатив, связанных с велотематикой: «велосипедизация» города в формате городских акций и продвижения проектов по созданию в Лобне велоструктуры, благотворительность в формате помощи детским домам велосипедами и проведения регулярных спортивных и оздоровительных мероприятий для инвалидов.

Одновременно с этим происходит и развитие онлайн-сообществ (их количество со временем разрослось, и они стали более специализированными) в формате групп во ВКонтакте. Продвижение происходит так: реклама в городских группах (обычно на коммерческих условиях) и в дружеских велосообществах (всегда бесплатно). И волонтеры из числа участников велосообщества помогают.

Как верно было отмечено участниками экспедиции, параллельно работающими с другими кейсами города, онлайн-сообщество здесь – это возможность стать «публично видимыми». Интернет-присутствие – это один из форматов существования велосообщества в многомерном пространстве города (единственный для тех, кто не пересекается с их офлайн-активностью). Виртуальное присутствие придает им веса и, как ни странно, «реальности» (особенно когда она измеряется в количестве фолловеров и частоте комментов, публикуемых разными юзерами). А еще активное, длительное и непрерывной интернет-присутствие рассматривается читателями как гарант существования и залог надежности сообщества в реальном мире.

Отмеченные выше практики администрирования и вертикально/горизонтально выстроенной коммуникации вполне приложимы и к этому случаю. В то же время, незримое присутствие администрации в данном случае выглядит не как необходимость «велосипедистов каким-то образом вынуждено взаимодействовать с местной администрацией», как было отмечено выше, скорее, наоборот. В данной ситуации администрация, похоже, не может игнорировать активное присутствие в онлайне (и еще более настойчивое — в офлайне) энтузиастов велосипедизации города, участвующих во всевозможных мероприятиях (городского, регионального и федерального уровня), которые дают шанс на трансформацию городской инфраструктуры в более дружественную к активным обладателям велосипедов — или хотя бы позволяют энтузиастам заявить о себе. Эти отношения можно охарактеризовать как непростое и зачастую вынужденное сотрудничество агентов перемен местного уровня и административных «церберов» стоящих на страже распределения локального ресурса. Продолжительная неудовлетворенность первых результатами такого взаимодействия приводит их к необходимости организации велоориентированного бизнеса как способа финансирования собственных инициатив по развитию велоактивности в Лобне.
В рамках кейса с велосообществом остались открытыми вопросы относительно вовлеченности других участников в онлайн- и офлайн-практики велоклуба:
- к примеру, все ли участники задействованы (и в какой форме) в офлайн и в онлайне велодвижении,
- если нет – есть ли «пассивные» читатели, не участвующие в офлайн-мероприятиях (и обратное);
- что дает участие в онлайн-формате и как оно реализуется (посты, лайки, личная коммуникация участников, фотоотчеты, подготовка к мероприятиям и решение пр.орг.вопросов), и т.п.
Главное ограничение при работе с кейсом — единственное интервью, которое представляет мнение респондента, говорящего с доминирующей (в частности, в онлайн-формате) позиции. Дополнительные интервью (возможно, предварительные, в онлайн-формате), фокус-группы, онлайн-опросы или точечные этнографические погружения (изначально респонденту было предложено совершить велопрогулку по городу, от которой он отказался ввиду недостаточного времени. Следует отметить, что обсуждения велись буквально накануне, чего желательно в дальнейшем избегать, т.к. это ограничивает как исследователя — в выборе респондентов, так и самих респондентов в возможностях предоставления более детальной информации) могли бы обогатить результаты и представить многообразие мнений участников разного уровня.

Олеся Клюшина
Двухдневная экспедиция в Лобню, в которой я отчасти выполнял функцию шерпы, в основном подтвердила мои базовые интуиции, касающиеся этой московской субурбии, а также позволила сделать собственные маленькие открытия потаенных мест Лобни. Такими точками стали микрорайоны двухэтажной послевоенной застройки, сильно руинированной и кажется предназначенной под снос, однако интересной в архитектурном плане. Пожалуй, именно эти старые дома — почти всё что есть интересного и аутентичного в городе. Остальное — либо типовое новое жилье как в новом крупном районе «Катюшки» (знаю, что многим этот панельный урбанизм нравится – «живу как в Москве»), либо отдельные дома разных лет и проектов типовой советской и постсоветской архитектуры, расположенные кое-как, по прихоти местного чиновника, нарезавшего участки под строительство лояльным девелоперам.

Конечно, уверенность в том, что Лобня — это вынужденный город, сшитый по административной воле из того что было рядом, как сшивают лоскутное одеяло, только возросла. Обжитые городские районы сильно фрагментированы, оставшееся пространство заполнено промзонами и логистическими центрами неясного предназначения, имеющиеся дороги не всегда удобны, а сама дорожная сеть недостаточно хорошо развита. Местные интернет-провайдеры в беседах отмечали, что пространственная разобщенность города негативно влияет и на их работу — провода приходится тянуть по необжитым зонам и пустырям. Меня интересовала жизнь коммунальных интернет-сообществ — объединений покупателей и собственников жилья, которые совместно обсуждают и решают проблемы, связанные с различными аспектами жизни их дома и двора: от качества услуг ЖКХ до организации субботников и т.п. Оказалось, что в Лобне такие сообщества имеют место быть и практически все из них объединяют жителей новостроек — многоэтажных домов и жилых комплексов, введенных в эксплуатацию не раньше 7-8 лет назад. Жители пятиэтажек и девятиэтажек советской постройки в Лобне практически не создают таких сообществ.

Итак, ЖК «Победа», «L-парк» (Окружная 13), ЖК «Южный» (Окружная 11), микрорайон «Катюшки» и жители некоторых других новых комплексов обзавелись собственными интернет-форумами и закрытыми группами в социальных сетях (прежде всего о ВКонтакте). Самый общий анализ обсуждений на форумах и в группах показывает, что нередко интернет-мобилизация происходила на фоне недовольства жителей стоимостью и качеством услуг ЖКХ, предоставляемых управляющими компаниями. Именно так случилось в «L-парк» (Окружная 13), где имеет место острый и затяжной конфликт между большинством жителей дома и управляющей организацией «МС-эксплуатация», который даже вышел на телеэкраны. Жители этого дома смогли провести успешное собрание собственников по смене УК, результаты которого, впрочем, по надуманным предлогам пока не признаются местными властями. Однако, помимо обсуждения проблем с ЖКХ, участники коммунальных интернет-сообществ делятся опытом проведения ремонтов, обмениваются товарами и услугами, организуют совместные пикники и субботники — то есть ведут соседскую жизнь с помощью сети. Учитывая, что эти новые жилые комплексы нередко являются огромными замками из монолитного бетона с числом 500 квартир и более, то многие соседи по дому общаются исключительно онлайн.

Роман Абрамов
Лобня оставила двойственное впечатление: это город-ресурс, потенциал которого омрачен поспешными и ориентированными на быструю, относительно простую прибыль, действиями тех, кто заведует распределением этих ресурсов. Внутренняя раздробленность, похоже, является основной характеристикой города и определяет многие практики горожан. Мне, как и Роману, город навеял что-то из средневековья: центральное место, аккумулирующее внутри все административные и бизнес-ресурсы, разбросанные без всякого замысла вокруг поселения «простых жителей» и то ли отвоеванные, то ли проданные земли вокруг, с возвышающимися на них «замками» новых и чуждых — глазу и местному жителю — жилищных комплексов, олицетворяющих «нашествие» федералов, жестокое и беспощадное к размеренному укладу местной жизни. И да, конечно же, донкихоты сражающиеся за свои высокие идеалы. Без них эта картина была бы неполной.

Кристина Попова